Курьер - всеукраинская интернет-газета
Почтальон Стечкин22 февраля 2010, 22:00.Зарубежье

Необыкновенный нацизм

Монгольские последователи Адольфа Гитлера объявили себя борцами за чистоту нации от китайских кровей. Их японские, иранские и тайваньские коллеги также нашли врага в своем отечестве. Такой жанр уличного искусства, как граффити, не очень-то распространен в Улан-Баторе. Надписи и рисунки на здания и заборы в основном наносят монгольские тинейджеры из числа тех, кто увлекается хип-хопом. Но в последние два-три года на стенах домов в монгольской столице все чаще можно увидеть свастику и лозунги вроде "Стреляй по китайцам!" и "Все китайцы должны умереть!".

 

Открытые призывы. Авторство надписей принадлежит членам Монгольского национального союза (МНС), неонацистской организации, в которую входят около 200 человек. Они салютуют друг другу нацистским приветствием, одеваются в военную форму СС, украшая ее иногда Железным крестом.

 

Возглавляет МНС 23-летний Шари Мунгун-Эрдене. В декабре 2008 года в интервью монгольской газете The UB Post он витиевато описывал убеждения членов организации: "Мы националисты, потому что распространяем идеи национализма. Другими словами, нас можно называть нацистами. Обычно люди считают, что нацисты жестокие, но это неправильно. По-моему, в каждой стране есть националисты".

 

Цели МНС Мунгун-Эрдене излагает более четко: "Мы должны любыми способами добиться того, чтобы китайцы здесь не жили". По его мнению, большинство китайских иммигрантов занимаются в Монголии незаконной деятельностью — сутенерством или торговлей наркотиками. Другой член МНС в разговоре с корреспондентом The UB Post заявил: "Китайцы — наши главные враги. Они отравляют монгольскую кровь, женясь на наших девушках, и намереваются сделать монголов частью китайской нации".

 

По мнению Мунгун-Эрдене, Гитлер во многом был учеником Чингисхана, а потому неудивительно, что идеология Третьего рейха близка монгольской молодежи. "Сидя в тюрьме, Адольф Гитлер читал историю жизни Чингисхана, и книга ему понравилась", — говорит он и добавляет, что концепция блицкрига во многом созвучна принципам ведения войны Чингисхана.

 

МНС — самая молодая по возрасту участников, но далеко не единственная группировка в Монголии с националистическими взглядами и антикитайскими настроениями. С 1990-х годов в стране существуют две крупные неонацистские организации — "Вся Монголия" и "Синяя Монголия", которые в настоящее время, по разным оценкам, насчитывают от 2 тыс. до 3 тыс. сторонников. Глава "Всей Монголии" 50-летний Загас Эрденебилег на вопрос о том, какого он мнения об убийствах монголов в немецких концентрационных лагерях, отвечает: "Это не имеет значения. У нас с нацистами один курс". По его мнению, Монголии надо бороться с китайской угрозой ради собственного спасения. "Если наша кровь смешается с кровью иностранцев,— предостерегает он,— мы тотчас будем уничтожены".

 

Популярность идей неонацизма растет в Монголии одновременно с ростом числа китайских мигрантов. В Улан-Баторе и других монгольских городах их уже более 80 тыс., и это без учета нелегалов, — не так мало для страны с населением 3 млн. человек.

 

Однако даже притом, что МНС удалось получить официальный статус неправительственной организации, попасть во власть представителям неонацистов пока не удается. На прошлогодних выборах в монгольский парламент кандидаты "Синей Монголии" и "Всей Монголии", проходившие как независимые депутаты, не набрали необходимого числа голосов.

 

Скрытая угроза. Отсутствие законодательной инициативы не мешает монгольским неонацистам бороться с китайской угрозой своими методами. Иногда они бьют мигрантов, иногда достается и монголам, замеченным в обществе китайцев. Так, таксист из Улан-Батора признался корреспонденту журнала Far Eastern Economic Review, что пострадал от рук неонацистов после того как подвез двух китайских бизнесменов.

 

Участники "Синей Монголии" бреют головы монголкам, замеченным в связях с китайцами. (Интересно, что во Франции во время Второй мировой войны именно так наказывали девушек за связь с нацистами после освобождения от фашистской оккупации.) Но самый яркий урок антикитайских настроений преподал единомышленникам лидер "Синей Монголии" Конкереедиин Энкбат. В августе 2007 года его дочь представила ему своего молодого человека по имени Чинбат, который в то время учился в Китае. Энкбат пришел в ярость, обозвал Чинбата китайским шпионом, достал пистолет и трижды выстрелил. Пули попали Чинбату в живот, ладонь и ухо, он скончался в больнице. В ходе следствия Энкбат утверждал, что стрельбу открыла дочь, причем случайно. Но на суде в середине прошлого года вина Энкбата была доказана, и его приговорили к 20 годам тюрьмы.

 

Китайские мигранты видят в происходящем попустительство монгольских властей. "Полиция не обращает внимания на этнические конфликты, — жалуется владелец китайского ресторана в Улан-Баторе, на клиентов которого не раз нападали неонацисты. — Им, неонацистам, позволено призывать к убийствам китайцев c экранов телевизоров".

 

Тем не менее поток китайских рабочих не останавливается. Для многих из них в Монголии уже зарезервированы рабочие места. В Улан-Баторе, к примеру, главным строительным подрядчиком является китайская компания Beijing Construction Engineering Group (BCEG). И работников она, естественно, приглашает из Китая. Монгольские заказчики, на чьи деньги строятся дома и гостиницы, не против. "Да, у нас работают китайцы, — говорит Энктсетсег, менеджер монгольской компании MCS, которая строила в Улан-Баторе огромный офисный центр "Шангри Ла". — Их смены длятся по 12 часов семь дней в неделю. Они самые быстрые строители, которых я когда-либо видел. Здания растут как грибы".

 

Помимо рабочей силы, Китай поставляет в Монголию стройматериалы и строительную технику. Китай является главным торговым партнером Монголии (на него приходятся 70% монгольского экспорта) и обеспечивает половину иностранных инвестиций в монгольскую экономику, вкладывая деньги в строительство и разработку полезных ископаемых.

 

Власти Китая подчеркивают, что их предприятия создают в Монголии рабочие места и для местного населения — этим уже воспользовались более 50 тыс. монголов. Однако в Пекине понимают, что китайская экономическая экспансия не может приветствоваться всеми монголами. "Мы должны помнить об этом и быть к этому готовы, — считает китайский военный эксперт Дай Су. — Для нации численностью всего 3 млн. присутствие нескольких тысяч неонацистов — это критическая ситуация. И не то чтобы Монголия существует между Россией и Китаем несколько дней, почему же такого не было раньше?".

 

Можно было бы предположить, что монголы питают неприязнь к представителям двух соседних государств, которые в то или иное время оккупировали Монголию, то есть к россиянам и китайцам. Силами Красной армии Монголия в 1921 году получила независимость от Китая, в границах которого существовала на протяжении столетий. Однако переход под опеку СССР, по мнению неонацистов, тоже плохо сказался на стране. Один из лидеров "Синей Монголии" Гансюрен Дамдинсюрен, например, считает, что "до прихода к власти коммунистов в стране не было ни проституции, ни тюрем, ни коррупции", и хочет "оживить ту, старую Монголию". Однако раздражение у монгольских неонацистов вызывают лишь китайцы.

 

26 ноября 2007 года активисты "Синей Монголии" и "Всей Монголии" провели совместный митинг на улан-баторской площади Свободы. Стоя под голубыми флагами со свастикой в центре и под знаменами с изображениями 12 великих монгольских ханов, Гансюрен Дамдинсюрен заявил: "Мы не должны забывать о том, что Монголия была могущественной империей. Однако высокопоставленные чиновники коррумпированы и раздают землю иностранцам. Наши монгольские предки жертвовали своей жизнью в борьбе с врагом не для того, чтобы их земля перешла к приезжим. Поэтому мы пытаемся вновь пробудить националистические идеи".

 

Монгольскому неонацизму потребовалось несколько лет, чтобы стать оформившимся общественным движением, хотя и не представленным в парламенте. Выступая 7 лет назад на Ассамблее ООН, представитель Монголии Пуревджавин Гансук сказал, что рост национализма в его стране вызван экономической отсталостью. "Социальное и экономическое неравенство, — заявил он, — порождает и стимулирует распространение расизма и других видов нетерпимости". Складывается интересная ситуация. В ближайшие годы уровень жизни в Монголии может повыситься только благодаря иностранным инвестициям, в первую очередь из Китая, а они провоцируют рост национализма. Впрочем, как показывает мировой опыт, националисты и нацисты находят почву под ногами даже в странах с относительно независимой экономикой.

 

Незакрытая тема. В Японии, к примеру, с 1982 года действует Национал-социалистическая японская рабочая партия (НСЯРП), ее лидеры настаивают на том, что всемирный сионистский заговор существует, и евреи контролируют японскую политику через масонские ложи. На сайте НСЯРП, который существует уже 10 лет, накоплены материалы о том, как сотрудничали японские и немецкие войска во время Второй мировой войны, и о том, какие близкие отношения связывали Гитлера с японскими чиновниками. "Гитлер был чрезвычайно высокого мнения о после Японии Хироси Осиме, — гласит одна из записей. — Он говорил: "У Осимы отлично работают мозги". Полностью доверяя Осиме, он даже посвятил его в планы нападения на Советский Союз".

 

Члены НСЯРП, очевидно, тоскуют о временах Японской империи и потому призывают вернуть стране ее военную мощь и воссоздать систему правления сегунов. Они также выступают за немедленное возвращение в состав Японии Южных Курильских островов. В последние три года на улицах Токио часто появляются минивэны НСЯРП с установленными на крыше громкоговорителями, из которых разносится: "Верните украденные северные территории!". Такие же агитационные автомобили члены НСЯРП использовали для того, чтобы провозгласить свое требование об отмене нынешней японской Конституции, которая запрещает Японии создавать армию и объявлять войну.

 

Так же, как и монгольские неонацисты, члены НСЯРП недовольны возрастающим влиянием Китая. На своем сайте они требуют "признания независимости Маньчжурии, Тибета, Синьцзян-Уйгурского автономного района и Внутренней Монголии". Другими словами, выступают за распад Китая. А на его месте предлагают создать альянс новых государств, к которому присоединятся Тайвань, Монголия и Япония.

 

На Тайване, кстати, недавно появились свои неонацисты. В 2006 году группа студентов из 20 человек основала Национал-социалистическую ассоциацию (НСА), в которой через год числилась уже тысяча участников. Лидер организации Ю Шуя в нескольких интервью признался, что не собирается полностью перенимать идеологию Гитлера. "Мы намерены изучать полезные идеи Адольфа Гитлера, а не его массовые убийства", — сказал Ю Шуя, уточнив, что его в первую очередь интересует выстраивание государства благоденствия.

 

Судя по сообщениям китайской прессы, активисты ассоциации не скрывали своей цели захватить власть на Тайване. "Нам надоело наблюдать за постоянными спорами власти и оппозиции, поэтому мы и решили основать ассоциацию", — заявила одна из лидеров НСА Су Начи.

 

Участники ассоциации носят отличительные знаки вроде кулонов со свастикой, но, по замечанию профессора Сучжоуского университета в Тайбэе Эмиля Шеня (у которого в свое время училась Су Начи), для них эти символы не имеют такого значения, как для европейцев. "Эти люди на самом деле не понимают, что такое нацизм, — считает он. — В действительности они не расисты и не антисемиты. Они даже не знают, что означают эти слова". Хотя на форуме НСА и встречались сообщения, из которых можно понять, что их авторам все-таки кое-что известно о нацизме. По словам одного из участников форума, "если у приезжих работников появляются дети на Тайване, правительство должно их уничтожать". "Для того чтобы защитить наш генофонд от дальнейшего ухудшения, необходимы строгое наблюдение за населением и система жестоких наказаний", — заявил он.

 

За чистоту генофонда своей нации борются и неонацисты из иранской организации Sumka. Ее в 1952 году основал Давуд Моншизаде, профессор из Мюнхена, воевавший на стороне немцев. Он почитал Гитлера и копировал даже его внешность, не говоря уже о убеждениях. Под руководством Моншизаде Sumka на протяжении нескольких лет пользовалась определенной популярностью, но вскоре распалась, потеряв политическое влияние. В 2000-х годах она появилась вновь, сохранив как преданность идеям Моншизаде, так и нацистскую символику. На сайте организации, который ведется на ломаном английском языке, сказано: "Члены партии — безжалостные враги арабов, мусульман и евреев. С нашей точки зрения, все расы обладают какими-то способностями. Но белая раса, и особенно арийская, наделена качествами, которых нет у других. Чтобы сохранить кровь нации чистой, надо предотвратить ее смешение с кровью более слабых, низших рас".

 

Похоже, азиатские и ближневосточные неонацистские организации перенимают у своих немецких предшественников прежде всего символику, воспринимая ее как своеобразный модный атрибут. Идеологическая же подоплека нацизма им либо малопонятна, либо неизвестна, либо ими же сильно искажена, что в общем-то к лучшему…

 

Егор НИЗАМОВ "Власть"



22 февраля 2010, 22:00.Автор: Почтальон СтечкинПросмотров: 1382Зарубежье
Оценка статьи: +1 Нра! :)НЕ нра! :( -0
comments powered by Disqus