Курьер - всеукраинская интернет-газета
Курьер Курьерыч23 сентября 2001, 20:04.Секреты политики

Выстрелы, которые аукнулись великим потрясением всей россии


     Многонациональный Киев был излюбленным местом деятельности социалистов-революционеров. Достаточно вспомнить, что именно здесь служил Судейкин, убитый террористом Дегаевым. В киевском театре стреляла в жандармского полковника Новицкого Дора Каплан, которая впоследствии ранила Ленина. Киевлянин Гершуни, чьим именем большевики назвали Столыпинскую улицу, дал указание убить Харьковского губернатора князя Оболенского. Именно в Киеве произошло покушение на начальника местной охранки А. Спиридовича, который потом возглавил охрану царя. Да и Ф. Трепов, управляя Киевом и губернией, имел печальный опыт - в него стреляла, правда, в Петербурге, оправданная на суде Вера Засулич.
    
     Пуля засела в позвоночнике
    
     В конце августа - начале сентября 1911 года в Киеве состоялись торжества, посвященные 50-летию отмены крепостного права. В присутствии императора Николая был освящен памятник Александру Освободителю. В городе открыли поставленный за счет самодержца памятник Равноапостольной княгине Ольге. Кроме того, государь лично посетил фундаменты древнего собора Святого Василия в Овруче и благословил его восстановление, дал старт земскому самоуправлению в западных губерниях. Для охраны высших особ державы, которые пребывали в Киеве, был разработан ряд чрезвычайных мер. Премьер министр России Петр Аркадьевич Столыпин поставил во главе всей охраны царя и его свиты на время киевских торжеств генерала Курлова, устранив тем самым от непосредственного участия в обеспечении безопасности высокопоставленных лиц генерал-губернатора Ф. Трепова. Узнав об этом, тот просил телеграфировать государю его просьбу об отставке. Попавшая в руки Столыпину телеграмма осталась без движения. Престиж Трепова, официально отстраненного от охраны царской семьи и сопровождавших ее лиц, сильно упал. В ряды агентов охраны это внесло некоторую сумятицу. Наметилось двоевластие, при котором филеры даже не знали, что им делать - подчиняясь по букве закона губернатору, они, тем не менее, вынуждены были выполнять указания совсем другого человека.
     2 сентября 1911 года вышел экстренный выпуск официального имперского издания `Правительственный вестник`. В нем огромных размеров шрифтом было набрано: `Телеграмма `С.-Петербургского Телеграфного Агентства` Киев, 1 сентября. В Городском театре Председатель Совета Министров Столыпин выстрелом из револьвера ранен. Злоумышленник задержан`. Далее следовал пространный комментарий: `В Киевском городском театре, во втором антракте оперы `Царь Салтан`, Председатель Совета Министров стоял у рампы, повернувшись лицом к публике, и беседовал с подходившими к нему лицами. Вдруг из рядов поднялся и быстро направился к П. А. Столыпину неизвестный во фраке, и, приблизившись на расстояние двух шагов, выхватил браунинг. Раздались два коротких сухих выстрела. Статс-секретарь П. А. Столыпин схватился рукой за правую сторону груди, затем опустился в кресло. Левая рука окровавлена. Силы покидают раненого, лицо бледнеет. Окружающие подхватывают его и несут на руках к выходу. Бледное лицо Столыпина сохраняет спокойствие. Несутся негодующие крики по адресу стрелявшего. Публика в страшном напряжении нервов настойчиво требует исполнения гимна, занимает места, ждет. Взвивается занавес. Государь Император приближается к барьеру ложи. На сцене вся труппа исполняет гимн. Артисты, хор опускаются на колени. Многие протягивают сложенные, как на молитву руки. К небу несется мольба `Боже, Царя храни`. Театр в течение нескольких минут дрожал, пока Государь не покинул ложи. Под наблюдением врача раненый в полном сознании перевезен в лечебницу Маковского на Мало-Владимирской улице. Пуля попала ниже правого соска, засела в позвоночнике. По доставлении в лечебницу Председатель Совета Министров просил передать Государю Императору, что он готов умереть за Него, просил успокоить жену и пригласить священника`.
     Газета `Речь`, дополняя событие, сообщала в тот же день, следующее: `(По телеграфу от нашего корреспондента) Киев, 1 сентября, 11 час. 52 мин. (Срочная) Задержанный на месте преступник едва вырван из рук публики, пытавшейся учинить над ним самосуд. Преступник назвался помощником присяжного поверенного Богровым. Одна пуля попала в ногу скрипачу оркестра Берглеру`.
     Так развивались события в день, раннее утро которого не предвещало для большинства подданных империи ничего плохого. Царь посещал Юго- Западный край, имел намерение вояжировать в Крым. В эпицентре киевской части спектакля под условным названием `50 лет падению крепостного права` оказалась опера `Царь Салтан`, поставленная для высших сановников и лиц, приближенных к императору с привлечением лучших актеров... Спектакль выдался на славу. Одиннадцатое (!) покушение на жизнь Столыпина оказалось более чем удачным.
    
     `Людям, господа, свойственно и ошибаться, и увлекаться, и злоупотреблять властью`
    
     Петр Аркадьевич Столыпин родился в 1862 году. Происходил из старинного дворянского рода. Окончив в 22 года курс наук Петербургского университета, он начал свою карьеру в Министерстве внутренних дел. В 40 лет Столыпин - самый молодой в истории государства губернатор. Вначале - Гродненский, после - Саратовский. На волжских просторах амбициозный чиновник усмиряет крестьянский бунт, чем вызывает симпатии царя. В 1906 году Николай предложил Петру Аркадьевичу пост председателя совета министров и, одновременно, - министра внутренних дел. С этого момента началась талантливая государственная деятельность Столыпина, направленная на `умиротворение России путем стойкой борьбы со своеволием и беззаконием и путем проведения в жизнь новых законов`. Убежденный националист и сторонник сильной государственной власти, самый молодой в истории державы премьер не устраивал террористов. Печально известный своими последствиями террористический акт, случившийся 12 августа 1906 года на министерской даче на Аптекарском острове, унесший жизни 32 человек и ранивший еще 22 (в числе последних пострадала дочь и малолетний сын премьера), во время которого Столыпин остался невредимым, не остановил убийц в их решении во что бы то ни стало уничтожить этого выдающегося государственного деятеля. Просвещенный политик, экономист и юрист, блестящий оратор и талантливый администратор, Столыпин почти отказывается от личной жизни и вкладывает всю свою поразительную работоспособность на пользу `государю и Отечеству`. Применительно к России Столыпин считал революционный путь развития недопустимым, ибо, по его словам, `только последовательная эволюция приводит к благополучию`. Несколько лет передышки от оголтелых действий экстремистов-бомбометателей дали ему возможность заложить основы могущественной экономики и подлинной законности.
     `Им нужны великие потрясения, - обращался премьер к депутатам Думы, подразумевая террористов. - Нам нужна великая Россия!` Сегодня малоизвестен тот факт, что, помимо стремления провести аграрную реформу и тем самым, полностью избавить крестьянство от порочной круговой поруки и земельной зависимости, Петр Аркадьевич всерьез стремился разрешить еврейский вопрос. Именно он был автором законопроекта `О пересмотре постановлений, ограничивающих права евреев`, где, в частности предлагалось значительно расширить черту оседлости и снять ряд дискриминационных запрещений. К сожалению, царь вначале не поддержал законопроект, но после долгих переговоров со Столыпиным, все же решил вынести его на утверждение. Ни II Дума, ни III, ни IV `не нашли времени его обсудить`. Для оппозиции, составлявшей в Думе абсолютное большинство, поддержка законопроекта означала бы признание за `реакционером` и `антисемитом` историческую роль инициатора в разрешении вопроса, который должен был считаться неразрешимым в условиях самодержавия. Но не лучше было и провалить проект. В глазах общества это выглядело бы так, что вот-де Столыпин взялся хотя бы частично улучшить положение евреев, а думские либералы воспротивились.
     `В тех странах, где еще не выработано определенных правовых норм, центр тяжести, центр власти лежит не в установлениях, а в людях. Людям, господа, свойственно и ошибаться, и увлекаться, и злоупотреблять властью. Пусть эти злоупотребления будут разоблачаемы, пусть они будут судимы и осуждаемы. Но иначе должно правительство относиться к нападкам, ведущим к созданию настроения, в атмосфере которого должно готовиться открытое выступление; эти нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти паралич и воли, и мысли. Все они сводятся к двум словам, обращенным к власти: `Руки вверх`. На эти два слова, господа, правительство с полным спокойствием, с сознанием своей правоты, может ответить только двумя словами: `Не запугаете`, - провозглашал Столыпин с высокой трибуны Государственной думы. Понятно, что подобная историческая речь не устраивала ни думских казнокрадов, ни оголтелых реакционеров. Киевская развязка деятельности статс-секретаря привела Россию на грань гибели.
     Потеряв лишь одного человека - Столыпина, жертвами стали миллионы. Крестьяне на долгие десятилетия (учитывая опыт насильственной коллективизации) лишились права на частное землевладение. Евреи, представители других наций и народностей, в том числе и украинцы, оставались младшими и далеко не любимыми братьями старшего брата. Терроризм, против которого отчаянно боролся Столыпин (включая и такие непопулярные методы, как применение `столыпинских галстуков` и `столыпинских вагонов`), после убийства реформатора распоясался до такой степени, что спустя десять лет сопротивление ему, породило узаконенный террор. Цена такой `борьбы со злом` -- миллионы репрессированных соотечественников. Можно констатировать, что с потерей Столыпина Россия на долгие годы утратила возможность цивилизованного развития.
    
     К выстрелам в театре террорист Богров шел долго, осознанно и целеустремленно
    
     Отряд жандармов, ворвался в ночь после покушения на Столыпина в дом отца Дмитрия Богрова, надеясь обнаружить там мифических революционеров, которых придумал сам Богров, чтобы получить билет в театр. На заявление родственницы убийцы, что родители его, находясь за границей, будут страшно потрясены известием о случившемся, начальник отряда заявил: `Дмитрий Богров потряс всю Россию, а вы говорите о потрясении его родителей!`
     К выстрелам в театре террорист Богров шел долго, осознанно и целеустремленно. Еще гимназистом пятого класса (учился в Первой Киевской гимназии) он начал изучение нелегальной литературы, принимал участие в кружках самообразования, сблизился с социал-революционерами и оказал им в свои 14 лет некоторые услуги, в силу своего подросткового возраста поначалу не вызывая повышенного интереса со стороны полиции.
     Богров был представителем `золотой молодежи`. Сын популярного в городе, аполитичного присяжного поверенного, владельца полумиллионного состояния и нескольких домов, внук известного еврейского писателя и публициста, казалось бы, должен был учиться, делать карьеру, получить стартовый капитал и безбедно жить. Возможно, для будущего убийцы участие в подполье было поначалу своеобразной игрой, защитой от обеспеченной скуки. Партийная касса, неоднократно пополнялась за счет Митиных карманных денег. В 1905 году Богров стал студентом Киевского университета.
     Осенью того же года, опасаясь погромов, по настоянию родителей он отправляется в Мюнхен, затем в Париж. Ознакомившись там с учением анархистов (ох уж эта заграница!), возвращается в Киев. В конце концов, Богров попадает под негласный надзор. Вероятнее всего, ему предложили стать осведомителем. Богров открывает `второй фронт`. Жандармы, получая сведения, закрывают глаза даже на то, что анархист постоянно носит при себе заряженный браунинг. С ним он и явился в сентябре 1911 года в Городской театр.
    
     Тело убийцы засыпали землей так, что даже не было видно могильного холма
    
     Невероятно, но факт! Богрову так удалось запутать охрану царя и городскую охранку, придумывая несуществующих террористов, которые `собирались убить и Николая, и Столыпина`, что власти вопреки здравому смыслу пропустили неблагонадежного анархиста не только в Купеческий сад, где проходили торжества по случаю освящения памятника Александру, но и в театр. Во время предварительного расследования многие радикалы считали, что Столыпина убили, чуть ли не по указанию императора именно с участием его охраны. На самом деле, Богров действовал в одиночку, и охрана, благодаря своей безалаберности, явилась лишь косвенным соучастником киевской трагедии.
     По собственному признанию Богрова, ему было все равно, кого убивать! Окажись на месте Столыпина царь - и дело могло принять совсем иной оборот. Правда, в воспоминаниях друзей убийцы фигурирует мнение, что особенно ненавистным Богрову все же был `организатор черносотенных погромов`. Следствие и суд над Богровым длились недолго. Избитый до полусмерти еще в здании театра разъяренной публикой, Дмитрий Григорьевич не запутывал следствие, смиренно отвечал на вопросы, говорил, что болен и голоден. Написал предсмертное письмо родителям, где каялся в содеянном, просил встречи с раввином. Повесили убийцу 11 сентября 1911 года на Лысой горе в присутствии представителей Союза русского народа. Последние настояли на личном присутствии при казни, опасаясь что `Богрова подменят`. Палачом был арестант Лукьяновской тюрьмы. Тело убийцы сбросили в яму, закрыли досками и засыпали землей, да так, что не было видно и могильного холма. Постепенно успокаивались и киевляне, ведь в первые дни после покушения, опасаясь погромов, город покинули десятки тысяч евреев. Еврей Богров, убив Столыпина, мог спровоцировать невиданные в `черносотенной России` избиения, убийства и грабежи. Слава Богу, пронесло!
     Интеллигенция нынешней России в лице своих самых ярких представителей никогда не забывала о Столыпине. Так, по инициативе Марка Захарова в лавре было восстановлено надгробие статс-секретаря, уничтоженное в свое время коммунистами. Никита Михалков с самой высокой думской трибуны пошел дальше. Он призывает перезахоронить Столыпина в Саратове, напрочь позабыв то, что Столыпин завещал похоронить себя там, где его настигнет смерть. Многие сановники предлагают поставить Столыпину памятник - точную копию того, который стоял в Киеве, используя постамент от лубянского Дзержинского. В общем, прав Маяковский: `Есть у революции начало. Нет у революции конца`.
     События в антракте оперы `Царь Салтан` всколыхнули и потрясли Россию. Трудно переоценить роль личности в истории. Но эта наука не знает сослагательного наклонения, а поэтому не будем гадать, как именно развивалась бы огромная империя, если бы да кабы.
     Террор отвратителен в любых своих проявлениях. Убийство одного человека столь же ужасно, как и убийство десятков тысяч. 11 сентября, ровно через 90 лет после казни Богрова невиданную в истории цивилизации трагедию пережили США. Но это уже совсем другая история.
    
     Александр Анисимов


23 сентября 2001, 20:04.Автор: Курьер КурьерычПросмотров: 1031Секреты политики
Оценка статьи: +0 Нра! :)НЕ нра! :( -0
comments powered by Disqus